Мою память замарали...

9 мая 2022 год

Вдыхаю запах яблоневого цветения и скошенной травы. Из высоких деревьев за домом напротив доносятся громкие птичьи голоса:

-- Тиу-тиу-тиу, -- звучит один.

-- Пи-пи-пи-пи, -- вторит другой упрямо.

-- Чив-чив-чив-чив, -- не унимается третий.

Солнышко золотой монетой застряло в ветвях, одетых в распушившуюся молодую зелень. Кошка Ася вытянулась на траве нашей террасы.

Запахи пробуждают воспоминания. 9 мая -- день, который был дорог моему отцу и навсегда останется таким в моей памяти. Каждый год я рассказываю его историю жизни.

* * *

Вторая мировая. Станица Гостагаевская в оккупации

Мой отец родился и вырос на Кубани в станице Гостагаевская. В 20-е и 30-е годы семья его деда и отца была раскулачена, в станице проводили коллективизацию. В те годы отец моего отца не мог смириться с советской властью и какое-то время воевал против “красных” у генерала Краснова. Ещё до войны он вернулся и скрывался в лесах, промышляя в охотничьей артели. Однажды станичники видели, как его через станицу вёл конвой. Это был 1937 год. Чтобы не попасть в ссылку, а двум сыновьям в детдом, матери моего отца пришлось бежать из станицы. Ей удалось взять с собой только младшего сына, а старшего (моего отца) пришлось оставить на станции. Станичники привели мальчишку к дядьке. В его семье мой отец воспитывался вместе с двумя двоюродными сёстрами.

В первые годы войны с фашистами (1941-1942) Красная Армия терпела поражения и несла большие потери раненными и убитыми. Не удивительно, что настроение у населения станицы было разное.

- В Джигинке (хутор в Краснодарском районе) немцы – хорошие порядочные люди. Пусть приходят, хуже не будет, - говорили некоторые станичники.

Когда всем стало ясно, что оккупации не миновать, жители начали резать свиней, солить мясо, сало, топить жир. В огородах прятали и закапывали продукты питания, отрезы, ценные вещи. Народ скупал соль, мыло, спички, керосин. В воздухе витало ожидание чего-то неизвестного.

30 августа 1942 года в станицу Гостагаевскую вошли

подразделения румынских и немецких войск.

— Мы вас ждали, — говорили некоторые,

— Наша власть пришла! Теперь заживём!


В первые месяцы почти все жители станицы относились

к оккупантам нейтрально.

— Нам всё равно, при Советской власти робылы,

и тэпэр будэмо робыть, — говорили они.

Но те, кто встречали с радостью, совсем скоро пожалели

об этом. С первых дней румыны “шарили” по домам,

не пропуская ни одного. Забирали гусей, кур, свиней, хорошую одежду и другие ценные вещи. Один старик уцепился за тележку, на которой увозили его поросенка, и нацист хладнокровно выстрелил ему в голову. Женщины и дети

оцепенели от ужаса. Затем были крики и плач.

Остались задокументированные свидетельские показания выживших жителей станицы. Немецкие и румынские солдаты насиловали молодых и пожилых женщин, девочек. После групповых изнасилований многие не выживали.

Оккупанты располагались в станице в домах населения. Офицеры выбирали для себя хаты получше. А хозяевам разрешали жить, либо в одной комнатушке, либо в подсобном сарае во дворе. Они свободно заходили во дворы в поисках пропитания. Однажды, мой отец-мальчишка услышал стук калитки и быстро выскочил во двор. Через минуту он стоял в дверном проёме сарая, где были куры. Всем своим телом он показывал, что не позволяет чужакам забирать у них еду. Немецкий солдат без слов брякнул автоматом и выпустил очередь прямо под ноги юному смельчаку. На помощь выбежала тётка и затащила мальчика в дом.

Маленькой девочкой я любила на ноге у папы нащупывать под кожей в берцовой кости маленький круглый шарик - осколок из той автоматной очереди с 1942 года.

Сегодня 2022 год. Украинское село Ягодное

Мне шестьдесят один. Живу в Германии, но я — украинка. Правительство России назвало Украину нацистским государством, а украинцев — бандеровцами. 24 февраля около 4 утра президент Владимир Путин объявил "специальную военную операцию на Донбассе" с необходимостью "демилитаризации и денацификации Украины".

— Мам, началась война, — в пять утра написала моя старшая дочь из Винницы, — Только что над домом пролетели три ракеты. Для нас с мужем в Германии наступила другая реальность. Мы любим обе наши родины: мою Украину и его Испанию.

Первая неделя новой действительности прошла в напряжении. На защиту родины встали не только Вооружённые силы Украины (ВСУ), но и жители на местах организовались в бригады территориальной обороны, волонтёрские группы. Жители не собирались встречать “спасителей” с цветами, а скорее, с оружием.

Бои велись в Киевской, Харьковской, Черниговской, Сумской и Луганской областях. Начав наступление в конце февраля с белоруской границы, российские войска быстро взяли под контроль небольшие поселения. По конец марта они контролировали части Киевской и Черниговской областей. Среди них село Ягідне (Ягодное). Официальная цифра населения которого 399 человек.

Как и в прошлые времена, сегодня можно говорить со свидетелями событий. Независимые расследователи организации наблюдений за правами человека Human Rights Watch работали в 17 населённых пунктах.

2 марта вечером техника российской армии въехала в село Ягодное и расположилась почти в каждом дворе под домом. В первый же день они отобрали семь мужчин

помоложе, связали им руки за спину и повели за клуб.

Их не просто расстреляли выстрелом в голову и в спину,

но до этого пытали и связывали. После освобождения

находили тела в подвалах домов, или присыпанные землёй.

Свой штаб и медчасть россияне сделали в небольшом здании

местной школы. Жителей села и вынужденных переселенцев

начали сгонять туда в подвал. Никто не шёл добровольно, последними свозили инвалидов - селян, которые не передвигались самостоятельно. Триста шестьдесят человек, около семидесяти - дети от полутора месяцев до восемнадцати лет, заполнили все подвальные помещения, даже, узкие коридоры-проходы.

​На двери одной из комнат подвала изнутри можно увидеть, как люди отмечали дни своего нахождения там. Справа писали даты и фамилии людей, которые умирали тут, слева — тех, кого расстреляли. За первые полторы недели умерли одиннадцать пенсионеров. Люди попытались хоронить умерших без гробов, выкопали могилы, как с поля их начали обстреливать из танка. Раненным ничего не оставалось, как прыгать на мёртвые тела в могилы.

Оккупанты приносили людям свои пайки, но их было совсем недостаточно, чтобы не испытывать голода. А вечерами они приходили отбирать себе женщин для развлечения. Одна пожилая не выжила после изнасилования. Дома жителей были разграблены, а что не удалось погрузить в машины, было разбито и разрушено. Свои экскременты некоторые оставляли не только в полных унитазах и ванных, но и на книгах, на полу.

После безуспешной попытки захватить Киев, при наступлении вооружённых сил Украины, российские военные ушли. Журналистам Би-би-си одним из первых удалось добраться до этого района и выслушать рассказы мирных жителей о пережитых бомбардировках и оккупации. Находясь так близко от границы, жители до сих пор боятся, что российские военные могут сюда вернуться.

“Действия российских военных сил на оккупированных территориях признаны незаконными и жестокими преступлениями против мирных жителей. Они подлежат немедленному расследованию”, - заявил представитель организации Human Rights Watch Георгий Гогия.

2022 год. Мою память о 9 мая замарали…