Записки: отпуск летом 2014 года

July 1, 2017

 

  

Каникулы и отпуск – замечательное время.  В отпуск отправляются разные люди и у каждого свои представления, как лучше проводить это время.   
  Мой домашний врач не советовала поездку, опасаясь, что дополнительный стресс может послужить чрезмерной нагрузкой и ухудшить моё состояние. С другой стороны, мы обе хорошо понимали, что перемена обстановки и приятные эмоции могут его улучшить. Моё стремление к жизни было сильнее боли, в которую одето моё тело, моя вера и надежда были сильнее, чем страх перед ухудшением.
 Есть люди, ежеминутно страдающие от сильной боли, для которых обычные движения тела превращаются в тяжкие муки. Им часто советуют больше отвлекаться от боли и думать о позитиве, не зная, что боль бывает разная.
 Я посвящаю своё повествование этим людям. Как жизнь и смерть неразделимы, так боль может научить ценить жизнь и радоваться каждому её проявлению...  
  
 
 

12 июня мы отправились в путь.

Двенадцатого июня в восемь утра, загрузив общими усилиями моих близких наш форд-комби автомобиль, мы отправились в наш долгожданный отпуск на родину моего мужа и мою страну мечты   юг Испании, Андалузию, в город Севилью, а затем и в посёлок, на берегу атлантического океана, Маталасканьяс.


Всё было бы так прекрасно, не может как быть, если бы … я могла нормально двигаться! Или, если бы у нас был, как минимум, мини-вэн!
Мы – обычная семья со средним достатком, с одним работающим в семье, без владений и большой собственности. Нашему браку в этом году будет десять лет и, можно сказать, что он испытывается на прочность и постоянно развивается.
Моё инвалидное кресло заняло много места в машине и, разобрав, пришлось сложить его в глубине багажника. Так, как в прошлый раз в Маталасканьяс от твёрдых подушек у нас болела голова, мы взяли теперь свои, а также  

необходимые  постельные принадлежности. Взяли с собой кое-какие продукты, которые в прошлый раз не нашли в Испании, но которые употребляем.

Мой роллатор, для того, чтобы мне ходить небольшие расстояния, мы тоже взяли с собой и уж очень неудобно его доставать из машины.

Моё сидение впереди хорошо оборудовано так, чтобы моё тело находилось в лежачем положении и ноги были  приподняты. 
Надо признать, что в нашем браке нет такого, чтобы кто-то один был самодостаточным:  тянул на себе все издержки семейной жизни и все тяготы ложились на него. Несмотря на мою тяжёлую болезнь, я остаюсь, в свою меру активной. А если я с чем-нибудь не справляюсь, мне предоставляется помощь государством: как физическая, а так же, связанная с ведением документации. Но не так, чтобы кто-то делал вместо меня то, что я ещё в состоянии делать. Прежде, чем такую помощь предоставить, государство в лице судьи всё тщательно проверяет: наряду с описанием и заключениями домашнего врача, наблюдает также за пациентом в домашних условиях.

В наших с мужем отношениях, мы не требуем чего-либо друг от друга, но говорим о своих чувствах и желаниях открыто.


Итак, в дорогу, по маршруту Ганновер – Севилья!


Первые четыре часа в машине я спала. Потом мы сделали паузу: я так люблю эти живописные остановочные места и то, как они обустроены в Германии. 

 

Затем я снова провалилась в сон и просыпалась уже в Бельгии, но не сразу поняла.
На следующей остановке мой муж Мануэль  достал роллатор и для этого ему пришлось, нарушив порядок в багажнике, снять несколько сумок. Я уселась и он покатил меня в сторону, куда указывали соответствующие значки к 
большому современному зданию, сверкающему бликами зеркальных окон.
Когда, облокотившись на роллатор, я зашла в туалет, то оглядывая там пожилых женщин, до меня дошло, что это Франция. 
В помещении кафе я поспешно заняла местечко за столом, приходя в себя после ходьбы. На какое-то мгновение, почувствовала себя «оборванкой» и думала, как же свободно мне было в Германии.
Мануэль стоял в очереди, чтобы заказать для нас кофе и пирожные, а я разглядывала мадам и мсье, которые, очевидно, путешествовали по Франции на авто.
Ни одна из женщин, кроме темнокожих иностранок, не была обута и одета в удобную, полуспортивную одежду и обувь!
Надо же, подумала я, этот французский шарм пожилых женщин, аккуратная классическая обувь, подобранная по цвету натуральная одежда, заставили меня увидеть мои стоптанные шлёпанцы и слишком тёмную чёрную футболку.

 
Германия приняла меня с плохой памятью, рассеянную, когда мне было очень плохо. Мне, со всеми моими проблемами уютно и удобно там, где я живу. Германия мне нравится ещё и тем, что в общественных местах никто никого не рассматривает и  разные люди  уживаются там, принимаются разные вкусы и стили:  словом, уважается выбор любого человека. 
Мануэль принёс два кофе с молоком и два кокосовых пирожных, которые оказались по три евро каждое!

 

Когда мы проезжали через Париж, я поняла, что каждый город имеет свою душу, своё дыхание. Парижане очень любят ездить на мотоциклах – их лица выглядят счастливыми.
Под знаменитым Орлеаном, на одном из парковочных мест мы сделали остановку. Как только машина подъехала к парапету, я открыла двери и увидела напротив большой куст с бардовыми листьями. Стая оголтелых стрижей-французов с шумным чириканьем стремительно залетела в него. Казалось, они застряли там, продолжая, уже внутри куста свои перепалки.


Был вечер, и было слышно пение цикад…
Мы ехали по автобану (скоростной дороге), я, то и дело, слышала чертыхания моего мужа, а это означало: снова «пе-аж»! Хотелось петь: « Вояж, вояж – пе-аж, пе-аж!». И это значило бы, что за удовольствие путешествия надо платить.

 
Мы ехали, пока не стемнело. Тогда мы остановились на стоянке и устроились для сна.

 

М.М.

 

 

Продолжение следует...

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now