Любовь, помноженная на четыре

В греческом языке, на котором писали первые философы, слово “любовь” имеет такие значения:

- любовь-эрос (ἔρως/eros, то есть, чувственная любовь),

- любовь-филия (φιλία/ philia, то есть, дружба, дружелюбие),

- любовь-сторгэ (στοργή/storge, то есть, любовь в семье, между родственниками),

- любовь-агапэ (ἀγάπη/agape, то есть, милосердная, безусловная, преданная любовь).

Всякая любовь, что исходит от человеческой души, чтобы дальше существовать, нуждается в поддержании и участии всех сторон. Лишь любовь, исходящая от Всевышнего является безусловной и вечной:

“Любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а со радуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.”

Первое послание коринфянам апостола Павла, 13-я глава.

***********************

Телефон зазвонил тревожно и настойчиво. Я посмотрела и увидела, что звонил отец моего мужа.

Моё ухудшение после лечебной гимнастики затягивалось уже на неделю, да так, что от слабости мышц шеи и горла моя речь напоминала лишь мычание, отбирая у меня силы, которых едва хватало, чтобы повернуться в кровати или протянуть руку. Поэтому на звонки я не отвечала.

“Что-то случилось”, – мелькнуло у меня в голове, когда через двадцать минут снова прозвучал тот же обеспокоенный звонок. Мне стало тревожно...

Когда в третий раз позвонила сестра Мануэля, он был уже дома.

Прошло совсем немного времени и он подошёл к моей кровати, осторожно присев на неё. Его голос дрожал и я поняла, что это касается его мамочки.

*

Когда Анни, в тяжёлое для испанцев на их родине время , приехала в Германию вслед за своим мужем на заработки, ей был двадцать один год и на руках у неё был её первенец Мануэль, трёх летний малыш, а младшую его погодку сестрёнку она оставила со своей незамужней сестрой. Непросто было тогда гастарбайтеру, в отстраивающей свою экономику, Германии найти жильё, когда речь заходила о ребёнке. А когда выяснилось, что её муж, двадцатипятилетний испанец встретил свою новую немецкую любовь, то осталась одна с ребёнком на руках и не испугалась того, что не знала немецкого языка в этой чужой холодной стране, но продолжала идти к своей цели – выжить и дать своим детям лучшую жизнь. Друзья, которых она нашла сразу в испанской католической общине, помогли ей устроиться горничной, где при отеле она получила комнату для себя и ребёнка. Так и помнит Мануэль с детства ключ на шнурочке от номера на своей шее и маму в конце дня, уставшую, приходящую с работы.

*

“Маме плохо и мне нужно лететь в Испанию...”, – проговорил он.

Вот уже два года, как всем в семье стало ясно: у мамы болезнь Альцгеймера. И всё было не так грустно, пока она с отцом делала свои привычные прогулки вдоль океана, даже наоборот, все умудрялись хохотать (чисто по-испански) над её детскими несвязными, не имеющими ничего общего с реальностью, ответами на их вопросы.

Я же никак не могла смириться с тем, что они в их пяти - детной семье не понимали всей серьёзности этого заболевания, на что они говорили: “Не плакать же, надо и пошутить”...

И вот, этот день настал… Когда в третий раз позвонила сестра моего мужа.

В ту минуту я понимала это, и в уме просчитала, что лететь придётся через несколько дней и, прежде, чем он полетит, то закупит несколько упаковок воды и необходимого мне на те дни, что мне оставаться, потому что плотный график занятий дочери в университете никак не позволит ей делать частых и малых покупок (машины она не водит).

“Мы вылетаем завтра в 10.00 часов”, – сказал он, обняв меня. И в эту минуту мне стало очень жаль себя, вынужденную почти всё время проводить в постели от слабости (в это время ухудшения я спала по девятнадцать часов в сутки) и не могущую обойтись без элементарной помощи.

Не хотела я, чтобы Мануэль видел, как по моей щеке медленно сползали слёзы, так как сама ещё до конца не понимала, почему.

Но он, почувствовав их, отодвинулся и стал рассматривать моё лицо, вытирая слёзы. “ Я никуда не полечу, и не оставлю тебя одну в таком состоянии!”, –успокаивал он меня, как маленькую девочку.

А я подумала: “ Ведь завтра полетят его три немецкие сестры (те сёстры, которые родились в Германии через восемь лет после примирения родителей), и что теперь, ему позже лететь одному? Как же я могу думать сейчас о себе, когда всё равно не остаюсь без помощи – дочь заботится о моём питании, у меня есть служба, которая оказывает определённые услуги, и наверняка они не оставят меня?

Тем более, что, приходящая ко мне, сотрудница живёт рядом… Как же я, при всём этом, могу думать о себе, зная, как дорога ему мама, которую он любит особой нежной любовью? А как же, она должна быть дорога мне, что научила своего сына уважать и не менее нежно любить свою жену?”.

“ Нет! – сказала я, своим слабым протяжным голосом, – мне поможет моя “Красная шапочка”. Лети со всеми, потому что не знаешь, как там на самом деле обстоят дела”.

“Я хочу её увидеть, – теперь слёзы появились на его глазах, – я хочу подержать её за руку…”.

Прилетев в Испанию, они собрались всей семьёй у её постели, чтобы попрощаться с ней в учреждении для деменц больных и Альцгеймера, когда она почти впала в кому. Позже выяснилось, что у неё было малое количество крови.

Прошло время и мне стало лучше. Как мы планировали, в свой летний отпуск мой муж снова поехал на десять дней в Испанию, чтобы побыть у маминой постели, потому что она уже не встаёт и, понятно, никого не узнаёт.

Каждый день до полудня приходил он в этот дом, где в своей комнате лежит его мама, привязанная к своей кровати, с маленькой прозрачной трубочкой в носу, через которую получает питание для своего организма. Он нежно поглаживал её руку, которая в детстве держала его рядом, чтобы он не упал. Пока она не стонала от боли...

Каждый вечер у меня звонил телефон и мы разговаривали.

А однажды, телефон зазвонил днём.

“Дорогая, – возбуждённо и радостно кричал в трубку мой муж, – она увидела меня и спросила, "как твоя жена"? И это было только мгновение! Понимаешь?”.

“Да, – ответила я, – она была рада видеть тебя и сказала мне “спасибо”...

**************************************

“Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а со радуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. …”

М.М.

Свидетельство о публикации №216012801440

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now