Быть честным с самим собой

June 28, 2017

 

 

Ещё в детстве папа учил меня честности. Правда, его методы всегда были для меня слишком жестоки, но когда моя честность награждалась его прощением и отменой наказания, я чувствовала его доброту. Мой отец ненавидел ложь, но это не значит, что его  никто не обманывал.

 

Он говорил, что неправда всегда станет известной и потом будет очень стыдно. Сегодня, я всё же благодарна ему.

 

Всем известно, что лгать родителям и другим людям -- это нехорошо. А в Германии -- стране, где я живу, ложь на официальном уровне  чревата неприятными последствиями. Приходилось не раз убеждаться, что в государственных учреждениях чиновники, часто, являются психологами по распознаванию лжи по лицам.   

 

И если теперь понятно,  как это -- быть честным, то как это, быть честным с самим собой?

 

Об этом навряд ли кто-то задумывается, а чаще, мы все привыкли этого избегать, называя либо ерундой, либо самокопанием.

 

Когда я задумалась над этим, то оказалось, что меня не только никто этому не учил, но с детства я училась лгать сама себе.

 

Откуда во мне эта привычка, не осознавать и не контролировать свои чувства?

 

Почему я просто привыкла отрицать и подавлять их, закрывая глаза на происходящее в себе самой?  

 

Для меня, быть честной с собой и признаться в своих чувствах, значит, допустить боль. Поэтому лучше солгать, чтобы защитить себя от боли непринятия, от той боли, когда меня отвергают. Потому что, всякий раз, это возвращает меня в детство: когда я чувствовала, что  не нужна  своим самым родным людям и это снова ранит моё сердце.

 

Осознавая свои детские травмы, я поняла, что не может маленький ребёнок позволять себе осознавать снова и снова:  родители считают его обузой и у них есть более важные для них дела и люди, чем он!  

 

Не признаваться себе в том, что я чувствую себя чужой для родителей и виноватой в том, что живу на свете -- так, я училась сначала лгать себе. А потом и скрывать это,  изо всех сил стараясь быть хорошей и заслужить этим внимание и любовь. И чем больше проходило времени, тем слаженнее работал механизм подавления  чувств в моё бессознательное -- так накапливалось внутреннее море боли. 

 

Более того, мне с детства запрещали выражать свои чувства, а затем и общество возводило в ранг героизма  "показатель сильного характера, когда человек умеет переживать самые сложные ситуации достойно один, молча и выходить из них в жизни". Было похвально  показывать только принятые обществом чувства.  

 

С таким образом, я вышла замуж и жила шестнадцать лет  с человеком, который меня не любил, не принимал и часто унижал, подавляя во мне всякое творческое, самостоятельное проявление. И теперь, когда я анализировала прошлое, мне вспомнился вначале, самый первый сигнал того, что это не мой молодой человек. Сигнал, который я по детской привычке проигнорировала. Я не призналась себе, когда  почувствовала, как он унизил меня, не принимая что-то в моём теле.  Я не разрешила себе остановиться на том, что  чувствую, не допустила боль осознать непринятие, поспешив оправдать его грубость по отношению ко мне недостатком воспитания. Конечно, тут сыграли свою роль и другие факторы: так поступал мой отец. И детей,  ставших уже  взрослыми всегда будет притягивать образ отца, даже если он причинял им боль. 

 

Я привыкла часто отрицать свои чувства, называя это прощением и убеждая себя в своей духовности (или нравственности, доброте).

 

Сегодня мне снился странный сон.

 

Я отчаянно искала в лицах встречающихся мне людей признаки того, что они знают меня. Но их лица были холодными и чужими. Я готова была бежать за женщиной, когда на её лице промелькнула ответная на меня реакция.

 

Потом, почему-то всплыл детский страх, когда я ребёнком впервые оказалась на балконе пятого этажа нашей новой квартиры. Мне показалось, что это снится мне не в первый раз: как будто балкон находится под наклоном так, что меня тянет к железным прутьям, которые служат оградой. Я боюсь оказаться маленькой и проскользнуть между прутьями, когда меня просто тянет по наклонной скатиться с балкона вниз.

 

Мой анализ:

 

Этот сон, его первая половина, говорит мне о том, что я должна себе честно признаться -- мне не хватает участия человека, мне просто необходимо, чтобы кто-то отзывался на мои порывы. Может быть, это мои дети, которые очень редко заговаривают со мной, или отвечают, а может быть друзья из моего доброго прошлого на моей родине?

 

Вторая половина говорит о том, что я боюсь стать незамеченной и упасть, проскользнув мимо. Я не хочу исчезать.

 

Моё подсознание говорит о дефиците внимания ко мне со стороны людей.

 

И тут меня можно понимать по-разному, но я выражаю мои мысли,  открывая их с пониманием, что они не всем и немногим могут быть понятны (потому что, нужно учитывать мою жизнь в беспомощном физически состоянии, в вынужденной изоляции и весьма ограниченные связи с внешним, в том числе, христианским миром).

 

Чтобы сказать вслух о дефиците внимания, от меня потребовалась смелость, сначала признаться себе в этом, а потом произнести.

 

Итак, признаться себе, что я чувствую, даже если эти чувства кажутся не такими явными. Как правило, они где-то под обломками защитных строений. И признаться себе в этом чувстве -- это больно и возникают мысли, стыдящие меня в том, что я эгоистично желаю внимания и признания. Здесь, лишь Бог судья, а моя готовность Его услышать... 

 

Не хочу требовать к себе внимания, потому что признаю, как за собой, так и за каждым другим человеком свободу выбора и наличие личных обязательств, своих обстоятельств. Быть может, поэтому я буду осторожна с озвучиванием этих моих чувств.

 

Что же делать с моими чувствами?

 

Прежде всего, нужно быть честной самой с собой, чтобы самой для себя признать, что я это чувствую.

 

Потом,  постараться себя понять в каждой конкретной ситуации:

 

Родившись чувствительным и талантливым ребёнком, я не получала того внимания, любви и похвалы, которые необходимы человеку. Мои таланты не развивались, потому что не использовались, но были во мне всегда. Так, потребность в реализации себя и в признании стала накапливаться и образовался большой дефицит.

 

Мне стыдно, и совсем непросто признаться себе, что у меня есть потребность во внимании со стороны людей, из-за страха быть неправильно понятой, потому что за этос детства меня обвиняли в эгоизме.

 

Но существует разница между дефицитом, недостатком в том, что необходимо для жизни  и  требованием внимания для  погашения  чувства своей неполноценности.

 

Сегодня у меня нет чувства неполноценности и недолюбленности, благодаря реальной Отцовской заботе Бога, но есть недостаток внимания, так и  услуг людей ввиду моей беспомощности и изоляции.  Что же мне делать, когда я призналась себе в этом?

 

Принимаю решение:

 

Прежде, по совету апостола Петра: " Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время. Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас"(1Пет.5:6,7) принимаю решение смириться и, лишь тогда, передаю Ему свои заботы, зная, что Он не перестаёт заботиться.

 

Что такое смирение?

 

Для меня, это принятие воли Бога, а значит -- себя, обстоятельств такими, как они есть... Принять реальность, которую я не могу изменить и это не имеет никакого отношения к пассивности!  

 

Потом принимаю благословения апостола Павла: " Бог мой да восполнит всякую нужду вашу, по богатству Своему в славе, Христом Иисусом".(Фил.4:19) я знаю, к Кому  идти за удовлетворением моих потребностей. Не требую, но надеюсь.

 

Знаю, быть честным с самим собой  трудно, но быть может, моя откровенность поможет кому-то стать честнее с собой, а значит, его море боли может стать

меньше...

 

М.М.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now