Сегодня воскресение

«Обрести Бога – значит научиться сохранять уверенность в Его доброте, невзирая на нищету, слепоту, авиационные катастрофы. Обрести Бога – значит принимать жизнь такой, как она есть, благодаря Его как за хорошее, так и за плохое... " (Л.Крабб)

09.02.2013

( из дневника)

Вчера мне стало хуже. Да так, что подняться с кровати, или перевернуться в ней, у меня не было сил. Боль в грудине контролирует моё тело, не давая делать даже элементарные движения. Мои руки сейчас подпёрты подушками, и я ударяю пальцами по клавиатуре, а сердце уже начинает биться, как во время быстрой ходьбы. Появляется одышка так, что, отшлёпав пару слов, нужно отдыхать.

Лежу раскинув руки и мне трудно сдерживать стоны от боли в грудине и во всём теле. Только, когда лежишь спокойно – боль стихает. Я смотрю на рабочий столик напротив меня, где на маленьком мольберте стоит, начатая мною картина размером 20х20. Она манит меня, и я хочу дальше рисовать, но боль в грудине и одышка продолжают меня контролировать и мне обидно.

Понимаю, что должна подчиниться и продолжаю лежать.

Лучше всего сейчас поспать, а затем у меня есть дела. Ведь, несмотря на мою беспомощность, я не сдала свои обязанности следить за всей корреспонденцией: своевременно реагировать на письма и оплачивать счета. (Жизнь в Украине не требовала вести делопроизводство так, как здесь в Германии). Кроме того, такое моё беспомощное состояние требует помощи, чтобы в каждом дне просто жить. Для того, чтобы государство оказало помощь, должны быть выполнены определённые условия. Например, нужно подать заявление, затем, врачи должны представить свои заключения, подтверждающие необходимость помощи, выписки из больниц и так далее. Таким образом, в каждом дне есть задания, которые я ставлю своей целью. Но, оказывается, что я не могу физически выполнить сегодняшнее задание. Откладываю часть на завтра, а завтра снова … всё повторяется. Выходит, я не справляюсь, даже с этим.

Поспала…часа два…действительно, мне стало лучше. Лучше - это тихие боли, короткое время на ногах: пойти погулять до кухни или в гостиную и снова моему телу нужен покой. Вот я пишу, а в мышцах ног усиливается боль и появляется одышка. Мне снова нужно остановиться, а я не хочу!

Понятно, что без обезболивающих моя жизнь в теле была бы сплошной болью. А так, обезболивающие плюс соблюдение дисциплины ( активность без насилия над телом и вынужденный отдых), плюс принятие своей неспособности жить по-прежнему (словом, смирение) даёт возможность жить дальше, находя силы не зацикливаться на себе самой, но продолжать.

Жизнь моя не имела бы смысла, если бы я не знала о том, что у меня есть Отец, который счастлив иметь меня, счастлив просто мною, моим существованием! Это я говорю о Боге, который никогда не упускал меня из виду, Он никогда не разочаровывался во мне, потому что Он полюбил меня, когда я пренебрегала Им. Конечно, Он огорчался, когда я унывала от того, что люди, как я думала, близкие мне, забыли меня. Я унывала, что они не отзывались на мои крики о помощи. Я огорчала Его, что не думала о Нём в тот момент, и тогда, Он Сам нежно коснулся меня и напомнил о Себе.

Как?

Я слушала проповедь и в то время, как проповедник говорит то, как понимает он, я услышала лично для себя:

(проповедь можно слушать, заранее попросив Бога говорить ко мне)

Лук.19 - Закхей

Иоанн.4 - самарянка

Иоанн.5 - больной у купальни

У этих трёх героев есть общее то, что в силу разных причин они были оставлены людьми.

Закхей был сборщиком налогов и к нему его соотечественники относились с презрением. Судя по тому, как он обрадовался словам Иисуса, что Он придёт к нему в дом, я поняла, что Закхей страдал от того, что люди сторонились его, и у него не было друзей. Я его очень понимаю, потому что мы с мужем не избалованы посещением друзей.

Самарянка не имела друзей и даже вынуждена была избегать людей из-за своего образа жизни женщины «лёгкого поведения». Очевидно, она была красивой женщиной – одной из тех, которые никогда не остаются без мужчин. Женщиной, которая мечтает о прочных семейных отношениях, но эти непостоянные мужчины почему-то всегда находят её, как мотыльки слетаются на свет. Она была в презрении у людей. Ей приходилось выбирать время для того, чтобы пойти к колодцу набрать воды и ни с кем не встретиться.

Больной человек в купальне «Вифезда» тридцать восемь лет был болен. Он хотел быть здоровым, иначе он не был бы сейчас здесь, среди людей, ожидавших возмущения ангелами воды, чтобы исцелиться. Но он был так слаб, что, ни разу не мог успеть в нужное время войти в воду. Кто-то другой исцелялся, а он нет. Но если бы только нашёлся человек, который помог бы ему вовремя войти в воду, то и он мог бы исцелиться!

Я страдала от того, что перестала посещать церковь, потому что после рабочей недели не могла в воскресенье подняться с кровати. А затем и не смогла работать (два часа в день). Так постепенно, шаг за шагом, со временем стала неспособна просто двигаться из-за усиливающихся мышечных болей, судорог и смертельной усталости, парализующей при обычном движении.

Я страдала от того, что абсолютно никому в христианской общине не было интересно знать вообще что-либо о нас с мужем. Мы потерялись. При этом, я всё время делала все попытки с моей стороны, чтобы пойти на контакт и, даже, участвовать в жизни других, доступным мне способом.

Я страдала, как я думала, от безразличия других. Страдала, когда просила о помощи, находясь в беспомощном состоянии, а в ответ получала только оправдания. Как я поняла из моего опыта: церковь, в которой мы являемся членами, передаёт функцию душепопечительства психотерапевтам, людям, получившим специальное образование, а помощь больному (в моём случае это была помощь, приготовить еду и дать мне поесть в два ближайших дня) – специальным службам по уходу за тяжелобольными.

Я задавала вопросы Богу и думала, со мной что-то не в порядке, допуская, что я могу быть требовательна к другим, или слишком эгоистична? Мне не давало покоя несоответствие заповедей Христа и Петра об отношении друг к другу и то, что я видела и испытывала в реальной жизни общины, оказавшись вне её по причине моей физической слабости. А может быть я не стала частью общины? Пока я увидела, что христианская взаимопомощь существует только в семейных кланах церкви и многолетним её членам. Мы были чужими, за нами наблюдали...

И во время этих вопросов и сомнений я услышала, в который раз в моей жизни, простой ответ:

вот я ищу человека,… а Иисус, без приглашения, рядом со мной… Я знала всегда об этом, но в жизни периодически наступают моменты, когда я отвожу свой взгляд от Него… Как будто на Него надеясь, ищу участия человека и это тоже нормально.

Но вот, подходя к больному у купальни «Вифезды», Он подходит ко мне, так тихо меня касаясь, и даёт выход... Думаю, что дело не только в знании истины, но в Его прикосновении. Скорее, я убеждена в этом. Что может быть лучше внутреннего покоя и внутренней уверенности?

А я знаю – ничего!

Я написала заявление на помощь по уходу за мной. Мне говорили, что в моём возрасте и при моём семейном положении мне откажут, так как, семья должна ухаживать за мной. Мне было спокойно, потому что помощи я ждала от Него…Через три недели пришёл положительный ответ.

М.Менесес

Свидетельство о публикации №214032800618

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now